Сайт художников Верхней Масловки и НП «Национальное художественное наследие «ИЗОФОНД»: maslovka-book@ya.ru тел. +7(925)015-43-12
Масловка мемориальный музей и галереяПубликации: новости и архивКупить. Актуальные преложенияПоиск в помощь коллекционеруФорум

  

Храм Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке.

(Использован материал сайта «Храм Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке»: www.bpb.orthodoxy.ru)

Храм построен в 1844-1847 г. (арх. Ф.Рихтер) на средства и по инициативе А. Д. Нарышкиной.
7 апреля 1844 г. недалеко от Петровского дворца, на стрелке Нарышкинской аллеи и Зыковского проезда, состоялась закладка храма.
24 августа (5 сентября н. ст.) 1847 г. освящен верхний, Благовещенский храм.
В 1899 г. верхний храм был заново расписан, вызолочен иконостас и возобновлены иконы, после чего 4 июля храм вновь освятили. 18 марта 1901 г. на колокольне установили колокола.
29 ноября 1904 г. центральный престол освятили во имя Боголюбской иконы Божией Матери.
Точной даты закрытия Благовещенского храма не известно. Предположительно это произошло в 1934 г.
25 сентября 1991 г., здание храма передано Русской Православной Церкви - приходу Святителя Митрофана Воронежского.
29 сентября в нижнем храме впервые за долгие годы состоялась Божественная литургия.
Освящен 13 сентября 1997 года.

Двунадесятый праздник Благовещения Пресвятой Богородицы торжественно отмечался с первых времен христианства. В его честь было построено множество храмов. В Москве существовало несколько Благовещенских храмов: домовой храм московских великих князей и царей в Кремле, основанный в конце XIII в. и вновь возведенный в 1484-1489 гг.

                                                                                                                    Худ. С. Адливанкин "Благовещенский собор
                                                                                                                    в Петровском парке". 1937 г.

псковскими мастерами; церковь на Житном дворе в Кремле (построена в 1731 г., снесена в 1932-м); церковь на Бережках (основана в 1413 г., снесена в 1934-м); на Тверской улице (основана в 1662 г., снесена в 1929-м); в Златоустовском монастыре (1712 г.; 1920-е гг.); при 4-й мужской гимназии на Покровке (1862 г.; 1918 г.); при Гренадерском саперном батальоне на Матросской тишине (основана в 1906 г., закрыта в 1926-м); в Солнцеве (бывшем селе Федосьине, основана в 1854 г., закрыта в 1937-м, вновь открыта в 1990-е гг.). Достойное место среди них занял и храм Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке, основанный Анной Дмитриевной Нарышкиной в 1840-х гг.

История Петровского парка неразрывно связана с историей местности, на которой он расположен. Издавна здесь проходила важная транспортная артерия - дорога на Тверь, связывавшая столицу с Волгой. После основания в 1703 г. второй столицы России - Санкт-Петербурга - эта трасса приобрела особый статус, превратившись в Петербургское шоссе. Земли, находившиеся за границей Москвы, принадлежали ямщикам Тверской-Ямской слободы, являясь их пахотными полями. Они были пустынны - только несколько сел стояло у истоков рек Ходынки и Пресни. Напротив огромного Ходынского поля находилось село Петровское-Зыково, основанное в конце XVII в. Оно принадлежало Высокопетровскому монастырю, основанному по преданию еще при Иване Калите в 1326 г.

В 1498 г. в межевой грамоте появилось первое упоминание монастырского владения с деревнями у Тверской дороги и верховьев речки Ходынки. Границы этого владения простирались от дороги до современной линии Московско-Рижской дороги, к северу они доходили до границ села Всехсвятского, к югу - до выгонных земель Ямского поля. Названия более ранних деревень, находившихся на этих землях, до нас не дошли. Постепенно владения монастыря сокращались. Заселение земель происходило очень медленно, но в 1682 г. на территории монастыря были захоронены братья царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной, матери Петра I, Иван и Афанасий, убитые во время стрелецкого бунта. После прихода Петра I к власти в 1684 г. Высокопетровский монастырь начинает пользоваться особым вниманием царицы. В это время появляется первое известие о сельце Петровском. В переписной книге 1704 г. отмечается, что оно появилось после 1678 г. и в нем числятся "двор монастырский, в нем мирских людей жителей никого нет; двор скотной, а в нем живут служебники для работы в трех избах", а за "двором" еще четыре двора служебников (работников, которые служили за жалование). Всего в селе проживало тридцать два человека.

В 1764 г. земли и крестьяне перешли в государственное владение, но монастырский двор остался за прежними владельцами. В 1800 г. в "Экономических примечаниях" значилось, что в селе десять дворов, пруд с карасями и каменный дом с деревянными службами, принадлежащий Высокопетровскому монастырю. Крестьяне были на оброке, работая в Москве извозчиками, а "женщины упражняются в вязании на продажу бумажных колпаков". К этому времени название села уже было известно благодаря появившемуся рядом с ним одному из выдающихся памятников русского зодчества XVIII в., Петровскому путевому дворцу.

В 1774 г. Россия заключила блестящий Кючук-Кайнарджийский мир, принесший ей выход к Черному морю и протекторат над Крымом. России переходили города Керчь, Еникале, Кинбурн, Кабарда. Кроме того, она получила право строительства военно-морского флота на Черном море и ее торговые корабли могли беспрепятственно проходить через проливы. Этой славной победе русского оружия и были посвящены гуляния на Ходынском поле или, как его тогда называли, Ходынском лугу.

Императрица Екатерина II осталась довольна гуляниями, заказав после их окончания М. Ф. Казакову "каменную дачу" по Санкт-Петербургской дороге. Архитектор составил проект будущего Петровского подъездного дворца, в котором процитировал многие детали из убранства ходынских увеселительных строений. Здание возводилось очень быстро. В ноябре 1775 г. Экспедиция кремлевского строения определила "фасады каменному дому со службами... близ загородной дачи Высокопетровского монастыря". В 1777 г. было закончено сооружение стен главного корпуса, а через год в нем уже полным ходом шли отделочные работы, завершившиеся в основном к 1783 г. Двери второго этажа и все шестнадцать дверей нижнего Круглого зала были украшены медальонами. Внутренние и наружные украшения дворца выполнил мастер Иоганн Юст. Центральный трехэтажный корпус дворца, увенчанный куполом, окружали флигеля в виде крепостных стен с мощными башнями, напоминавшие о турецких минаретах. Фасад с главным входом был обращен к Санкт-Петербургской дороге, второй вход- к парку.

Несмотря на необычное декоративное убранство, планировка императорской резиденции была выдержана в классическом стиле. В барабане высокого купола центрального Круглого зала были устроены стрельчатые окна, рассеянный свет через которые обеспечивал эффект поразительной легкости всего помещения. Вокруг главного зала крестом располагались четыре квадратных аванзала для придворных церемониалов. Купол Круглого зала, стены аванзалов, парадную лестницу украшала богатая лепнина, в том числе гипсовые отливки с портретами русских царей, расположенные по стенам центральных залов. Оригиналом для них послужила серия портретов, выполненная Ф. И. Шубиным для Чесменского дворца в Петербурге.

С началом первой мировой войны Петровский дворец, подобно многим другим императорским дворцам, был передан под госпиталь. Для подвозки раненых сюда подвели трамвайные пути. При Временном правительстве он продолжал находиться в ведении Московского дворцового управления. В марте 1917 г. в нем размещались лазарет, Петровский районный комитет, милиция, частные лица (графиня Келлер), служители (27 человек) во главе со смотрителем. Уже тогда интерьеры стали постепенно разрушаться. В июле 1917 г. было решено передать дворец в ведение городских властей, но после принятия декрета СНК "О конфискации имущества сверженного российского императора..." в июле 1918 г. он стал государственной собственностью. С 1919 г. надзор за его состоянием начал осуществлять отдел по делам музеев Наркомпроса. В июле 1920 г. отдел передал дворцовое здание в пользование Главному управлению военно-воздушного флота.

В 1923 г. здесь разместилась Военно-воздушная инженерная академия им. Н. Е. Жуковского, а 30 ноября 1923 г. здание было переименовано во "Дворец Красной авиации". В 1941 г. дворец использовался под штабы авиации дальнего действия и войск ПВО. В послевоенные годы в нем снова разместились учебные аудитории академии, выезжавшей в эвакуацию. В 1998 г. дворец был передан Правительству Москвы. В настоящее время ведется его реконструкция для размещения в нем гостиницы и дома приемов.

Сразу после завершения строительства дворца начала меняться и окружавшая его местность. Со стороны Ходынского поля к дворцу подступали пахотные и выгонные земли казенных крестьян деревни Шелепиха. Со стороны Тверской заставы находилась Маслова пустошь с протекавшей по ней речкой Пресней. Далее тянулись земли ямщиков Тверской-Ямской слободы, а за ними - деревня Зыково. Дачные строения вокруг дворца и территорию Масловой пустоши в соответствии с планом восстановления Москвы решено было выкупить и превратить в парк.

В 1827 г. архитектор А. А. Менелас составил смету и план работ; проведение их было поручено И. Т. Таманскому под наблюдением директора Комиссии от строений сенатора А. А. Башилова. В парке были вырыты пруд и специальная канава для подачи воды из "бутырского болота", возведены две плотины, высажены первые деревья (дубы, лиственницы, клены, липы). У пруда сделали мостики, к которым подвели пешеходные дорожки. Для инвалидов Отечественной войны 1812 г. построили специальные павильоны в готическом стиле. Стараниями Башилова была проложена дорога к Камер-Коллежскому валу, отремонтировано Петербургское шоссе.

В 1836 г. началась активная раздача земель вокруг дворца под дачные участки. Правила для покупающих дачи предусматривали постройку домиков "хорошей архитектуры" с фасадом в сторону шоссе. Разрешалось строить и двухэтажные особняки, но с обязательным утверждением их фасадов в Комиссии от строений. На землях парка разрешалось открывать кофейные домики и овощные лавки; строительство трактиров и постоялых дворов запрещалось.

Постепенно парк начал играть заметную роль в культурной жизни города. Здесь появились увеселительные заведения для отдыхающей публики. В 1835 г. в конце дворцовой аллеи архитектор М. Д. Быковский выстроил театр - восьмиколонное с четырьмя ступенями сооружение в стиле греческих храмов. В 1845 г. в парке построили масленичные балаганы. Особое внимание в воспоминаниях современников отводилось еще одному детищу Башилова - воксалу. Это увеселительное заведение было выстроено по проекту М. Д. Быковского в 1836-1837 гг. и представляло собой деревянное здание с двумя галереями. Здесь под раскаты полковой и цыганской музыки устраивались танцы, званые ужины, коммерческие игры. Рядом с воксалом разбили детскую площадку с аттракционами.

Среди москвичей стало модным приобретать дачи в Петровском парке. Мемуаристка пишет: "Когда после первой холеры в 1832 и 1833 годах стали разводить парк в том виде, как он теперь, там были дачи Настасьи Николаевны Хитровой, у княгини Натальи Сергеевны Трубецкой. Стали раздавать от казны земли, кто желал, и по пяти тысяч рублей на отстройку. Тогда сестра Анна Николаевна Неклюдова взяла себе участок на самом шоссе, Озеров Семен Николаевич, Иван Александрович Нарышкин и очень многие; и сделалось модным иметь дачу в Петровском".

Среди владельцев дач была и действительная камергерша Анна Дмитриевна Нарышкина, основательница храма Благовещения Пресвятой Богородицы. Анна Дмитриевна похоронила свою единственную дочь - графиню Марию Булгари, а летом 1841 г. на даче в Петровском парке скончалась и ее тринадцатилетняя внучка Анна Булгари. Это печальное событие побудило жену камергера дать обет выстроить церковь на месте смерти девочки, о чем она и подала прошения на имя императора Николая I и святителя Филарета Московского (Дроздова).

Согласие на устройство храма было получено не сразу. Еще в 1835 г. смотритель дворца Толмачев доносил в Московскую дворцовую контору, что владельцы дач просят об устройстве палатки на заднем дворе Петровского дворца, где была бы церковь для летнего служения. Император в этой просьбе отказал.

9 сентября 1842 г. было подано прошение Анны Дмитриевны Нарышкиной, которая планировала возвести храм на сдаваемой ей в аренду земле ведомства Московской Дворцовой конторы, находящейся против заднего фасада Петровского дворца. Свои дачные строения Анна Дмитриевна обещала перенести на приличное расстояние от храма. Она предполагала истратить на строительство не менее 200 тысяч рублей ассигнациями и, кроме покупки утвари, паникадил, книг и т. д., собиралась внести 10 тысяч рублей ассигнациями на содержание священников и устроить помещение для их жилья.

Московская Духовная Консистория навела справки и выяснила, что приход парка принадлежал к церкви Всех святых. Ее священник о. Иван Александров был категорически против строительства храма, поскольку с образованием нового прихода им терялся значительный доход. 11 февраля 1834 г. на заседании совета Консистории было принято решение отказать госпоже Нарышкиной в ее просьбе по следующим причинам: оскудение прихода села Всехсвятского в случае возведения новой церкви; недостаточность выделенных средств на поддержание храма в должном виде; земли, состоящие в ведомстве Московской Дворцовой конторы, могут застраиваться лишь с ее разрешения; храм должен открываться по нуждам прихожан, а от жителей Петровского парка не поступало просьб о возведении церкви.

После этого приговора Анна Дмитриевна обратилась с просьбой лично к государю, который распорядился разрешить возведение храма, о чем президент Дворцовой конторы князь Александр Михайлович Урусов 6 сентября 1843 г. сообщил святителю Филарету. 24 сентября Московская Духовная Консистория приняла решение "определить к храму причет и составить для него приход после его постройки, перед освящением" и предписала в новом храме произносить молитвы о благотворительнице и ее роде. Была составлена храмозданная грамота о дозволении возводить церковь под надзором опытного архитектора.

Первый проект будущего строения принадлежал известному московскому архитектору Е. Д. Тюрину. Его вариант - храм с галереями, двумя колокольнями и великолепным куполом - представлял собой копию Петровского дворца и был отвергнут императором. Второй проект выполнил академик архитектуры, профессор Ф. Ф. Рихтер.

Директор Московского Дворцового архитектурного училища, член комиссии для строений в Москве, впоследствии старший архитектор Московской Дворцовой конторы, реставратор кремлевских церквей, участник строительства Большого Кремлевского дворца, Федор Федорович оставил значительный след в русской архитектуре. Одним из первых он изучал и обмерял лучшие образцы древних храмов, а за свой знаменитый труд "Памятники древнерусского зодчества..." был награжден бриллиантовым перстнем. В основу замысла церкви Благовещения лег один из обследованных им храмов - церковь Иоанна Предтечи XVI в. в селе Дьякове.

В разработанном Рихтером проекте над крыльцом возвышался столп колокольни с параболическим куполом. Эта необычная деталь на чертеже была перечеркнута (не исключено, что самим императором). В окончательном варианте купол колокольни сделан шатровым и глава храма изменена на традиционную луковичную.

Согласно утвержденному в Синоде проекту, на первом этаже предполагалось устроить приделы преподобных Ксенофонта и Марии со чады и Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы; на втором - холодный верхний храм в честь Благовещения.

7 апреля 1844 г. недалеко от Петровского дворца, на стрелке Нарышкинской аллеи и Зыковского проезда, состоялась закладка храма. 14 апреля Московская Духовная Консистория одобрила рисунки Рихтера на устроение иконостасов, тем не менее они, вместе с фасадами и планом церкви, были отправлены в Петербург. Строительство осуществлялось на земле Дворцового ведомства, и на все его этапы требовалась виза императора. 25 января следующего года Николай I утвердил проект иконостаса, после чего чертежи были переданы архитектору "для доподлинного по оным исполнения".

В 1844 г. были закончены объемные работы, а в 1847 г. Нарышкина извещала митрополита Филарета о том, что церковь "стройкою окончена, утварью, ризницею... достаточна". Тогда же она обратилась в Консисторию с просьбой сделать церковь приходской, чтобы "все живущие вокруг были б ее прихожанами", но в просьбе ей было отказано.

24 августа (5 сентября н. ст.) 1847 г. преосвященный Иосиф, епископ Дмитровский, освятил верхний, Благовещенский храм.

Накануне его осмотрел благочинный Пименовской, в Старых Воротниках, церкви протоиерей Михаил Отрадинский, который писал в Консисторию: "В алтаре престол дубовый уставлен твердо в узаконенную ширину; жертвенник дубовый такой же вышины; срачицы и одежды к ним изготовлены; иконостас деревянный, окрашенный белою краскою на масле, с резьбою позлащенною и с святыми иконами поставлен в благолепный вид; сосуды, ризничная утварь и Богослужебные книги имеются; и все к освящению потребное в готовности". Отец Михаил составил также подробную "Опись новоустроенному верхнему храму во имя Благовещения Пресвятые Богородицы", отправленную в Консисторию.

Согласно описи, в алтаре были установлены престол и жертвенник дубовые, вышиною в 1 аршин 6 вершков; на них срачицы из белой парусины, одежды парчовые с шитыми золотом крестами, пелены шелковой материи. Также имелись четыре серебряных позлащенных креста разного размера; три из них украшены изображениями, писанными на финифти, со стразами. Два Евангелия, обложенные малиновым бархатом, с серебряными, позлащенными средниками и наугольниками чеканной работы; у одного в среднике изображение Воскресения Христова и четырех евангелистов, писанных на финифти, со стразами. Три потира серебряных, позлащенных - один с изображениями по финифти, со стразами, два других - гравированные; к ним дискосы, тарелочки, звездицы и лжицы, два ковшичка для подавания теплоты серебряные, позлащенные; блюдце для антидора серебряное. Два копия стальные, рукоятки серебряные, позлащенные с чернью. Дарохранительница серебряная, большого размера, с сиянием вверху, вся позлащенная, с деревянным резным позлащенным футляром, со стеклами и крестом вверху. Дароносица с потиром и лжицею, серебряные. Две пары воздухов с покровцами. Крест резной на жертвенник, к нему подсвечник медный, посеребренный. Семисвечник и четыре подсвечника к престолу из накладного серебра. Блюдо медное, посеребренное, для благословения хлебов, с прочими принадлежностями. Две чаши водосвятные, посеребренные, два кропила. Два кадила серебряные и одно медное. Два медных чайника для теплоты, рукомойник и таз желтой меди на подножии железном; жаровня чугунная на подножии железном; трое железных щипцов и мех для раздувания угольев.

В алтаре помещались запрестольный крест и запрестольный образ Божией Матери - на тумбах, окрашенных белой масляной краской. На горнем месте - изображение Христа Спасителя, именуемое "Моление о чаше", писанное на полотне, в деревянной раме, при нем лампадка накладного серебра. Над царскими вратами икона "Явление Божией Матери преподобному Сергию" (завеса к вратам из шелковой материи, с кистями на кольцах и на блоке).

Иконостас был деревянный, трехъярусный, окрашенный белой масляной краской, с позлащенною резьбой. На закругленных сверху Царских вратах были вырезаны виноградные, сплошного позолота кисти и листья, в кругах помещены живописные изображения четырех евангелистов; над Царскими вратами - образ Тайной вечери. В первом, местном ярусе иконостаса по правую сторону располагался образ Христа Спасителя, именуемый Нерукотворный; по левую - храмовая икона Благовещения Пресвятой Богородицы; при них две лампадки из накладного серебра.

В среднем и верхнем ярусах иконы двенадцати апостолов. В середине верхнего яруса изображение Господа Саваофа, сидящего на престоле; по правую сторону - образ Воскресения Христова; по левую - Вознесения Господня. Наверху в середине гладкий позлащенный крест.

На обоих клиросах находились бархатные хоругви с позолотою и живописными изображениями, обложенные золотою бахромой с кистями, с крестами из накладного серебра и иконы разных святых в позлащенных киотах с позлащенною же резьбою наверху, при них две лампадки из накладного серебра. На правом клиросе - живописные иконы великомученицы Варвары, апостолов Петра и Павла; на левом - мучеников Гурия, Самона и Авива. У правого клироса на деревянном аналогии лежал образ двунадесяти праздников, к нему подсвечник большой из накладного серебра, и помещалась Плащаница большая, писанная на полотне, по углам четыре херувима, по краям слова, писанные золотом: "Благообразный Иосиф" и проч., обложена золотою бахромою, с гробницею, окрашенною белой краской, с позолотою. У левого клироса на деревянном аналогии, окрашенном белою краскою,- икона святых, празднуемых в августе месяце, при ней большой подсвечник накладного серебра. В храме были небольшое паникадило и лампадка на спуске из накладного серебра.

В ризнице хранились четыре комплекта риз и стихарей с принадлежностями (епитрахилью и поручами) - три парчовых, шитых золотом, серебром и шелком; один черного бархата, шитый серебром. Книги в лучших кожаных переплетах: Служебник, Апостол, Псалтирь, Общая минея, Триоди постная и цветная, Часослов, Служба святым, Акафистник. В ризнице - комод дубовый, полированный с ящиками; для книг шкаф дубовый, полированный; сундук для поклажи разных вещей. На колокольне было семь колоколов разного веса, в большем вес 51 пуд и 21 фунт. В обеспечение содержания храма Анна Дмитриевна положила в сохранную казну Московского опекунского совета 25 тысяч рублей ассигнациями; для священников был выстроен деревянный дом.

В августе 1847 г. к новоустроенному храму назначили священника Николая Моисеева (бывший дьякон церкви Иоакима и Анны на Якиманке), дьячка Василия Липеровского (певчий хора Его Высокопреосвященства) и пономаря Дмитрия Розанова (ученик Московской семинарии). Анна Дмитриевна Нарышкина вновь просила устроить здесь приход, в чем консистория отказала из-за противодействия священников Всехсвятской церкви. Храм стали считать бесприходным в Никитском сороке Москвы.

В 1848г. по инициативе храмоздательницы было составлено еще одно прошение - от владельцев дач в Петровском парке. Но согласия сразу дано не было, поскольку выяснилось, что многие из тридцати трех подписавшихся проживают в парке временно; многим, как князю Оболенскому, удобнее сноситься с Василекесарийской церковью; иные продали свои дома и т. д.

Вскоре Благовещенский храм был все-таки утвержден как приходской. В него перешли прихожане Всехсвятской церкви, подписавшиеся под письмом Нарышкиной, а все жившие на Петербургском шоссе остались в ведении церкви Василия Неокесарийского. Прихожанами стали в основном дворовые люди владельцев дач и солдаты из лагерей Ходынского поля. Церковный причт поселился в двух деревянных домах возле храма.

В 1856 г. Петровский дворец готовили к коронации императора Александра II. В связи с этим произвели и ремонт храма, а территорию вокруг него обнесли забором. В последующие годы храм еще несколько раз ремонтировался, перестраивались причтовые дома.

В 1881 г. с помощью старосты купца Ивана Федоровича Натрускина были построены новые дома для священника Сергея Васильевича Беляева и диакона Михаила Морозова. В 1880-е годы вдоль Дворцовой аллеи соорудили каменную ограду с металлическими решетками.

В 1884 г. староста купец Иван Иванович Волынский за свои деньги начал строить при храме деревянное здание церковно-приходского училища для мальчиков на 60 мест, которое было открыто в 1892 г. и располагалось у ограды, с северо-западной стороны храма.

Освящал его епископ Дмитровский Александр (Светлаков). Известно имя одного из учителей Благовещенского училища: в 1894-1896 гг. здесь преподавал сын священника Московской епархии Михаил Михайлович Третьяков, окончивший в 1893 г. Московскую Духовную семинарию, а в 1896г. определенный псаломщиком в храм Петра и Павла Сельскохозяйственной академии в Петровско-Разумовском.

В 1899 г. был заново расписан верхний храм, вызолочен иконостас и возобновлены иконы, после чего 4 июля храм вновь освятили. 18 марта 1901 г. на колокольне установили колокола - большой (250 пудов) и полиелейный (100 пудов) - с изображениями Святой Троицы, Благовещения Пресвятой Богородицы, Боголюбской иконы Божией Матери, святителя Николая, святых праведных Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы, преподобных Ксенофонта и Марии.

К началу XX в. население Петровского парка сильно выросло. Оформились Хуторские улицы, Верхняя и Нижняя Масловки, Старая и Новая Башиловки, Бутырский и Петровско-Разумовский проезды, Мирской переулок. Увеличилось число дач и приезжающих дачников. Благовещенский храм решено было расширить, сделать более вместительным.

В 1904 г. благодаря энергии настоятеля о. Петра Сперанского и старосты подполковника Филиппа Никитича Лаврентьева были пристроены два боковых придела, в которые перенесли престолы святых Симеона и Анны и Ксенофонта и Марии. Для соединения приделов с храмом боковые окна алтаря и шести граней основного объема были растесаны и преобразованы в арочные проходы; солея была значительно уменьшена. Строительство осуществлялось по проекту архитектора И. Гаврилова, на средства прихожан и благотворителей. 29 ноября 1904г. центральный престол освятили во имя Боголюбской иконы Божией Матери. "Художественно исполненный иконостас сделан о трех ярусах с позолотой. По левую сторону царских врат помещена древняя глубоко чтимая окрестными жителями икона Боголюбской Божией Матери. Пол в храме сделан из метлахских плит, стены украшены живописью. Храм может вместить до 2000 богомольцев",- писали "Церковные ведомости". В том же году верхнюю часть окон верхнего храма закрыли металлическими щитами, по которым были написаны иконы. Под храмом устроили духовую печь, отапливающую нижний этаж; второй этаж оставался холодным.

В 1910 г. по проекту архитектора А. П. Евланова при храме был выстроен каменный двухэтажный дом причта, в нижнем этаже которого располагалась богадельня. Прошение о строительстве, направленное в городскую управу, подписали диакон Александр Третьяков, псаломщик Сергий Громаковский и староста Филипп Лаврентьев.

В 1916-1917 гг. в Благовещенском храме велись работы по росписи сводов и стен. Осуществлял их художник Александр Дмитриевич Бороздин с помощником о. Иоанном, диаконом храма Всех святых на Соколе. Именно в это время окончательно оформились интерьеры нижнего храма, полностью уничтоженные после его закрытия при советской власти. Плафон главного придела - "Благовещение" - представляет собой оригинальное создание Бороздина. Для росписей правого придела были использованы картины "Проповедь Иисуса Христа в лодке" неизвестного художника (эта композиция не сохранилась) и "Бог-Сын" В. Васнецова. Александр Дмитриевич Бороздин (1880-1942) был уроженцем села Мстеры бывшей Ивановской, ныне Владимирской губернии; по сию пору эта фамилия часто встречается среди мстерских художников-миниатюристов.

После революции 1917 г. Петровский парк постигла еще более горькая участь, чем Петровский дворец. М. А. Осоргин в своих произведениях приводит страшные данные о расстрелах, производившихся в парке в 1917-1919 гг.

В 1920-х гг. здесь еще продолжали существовать частные владения. Окончательно парк исчез в 1928 г., когда на его территории развернулось строительство стадиона "Динамо". Дачи были снесены, пруды засыпаны. До наших дней сохранился лишь небольшой кусочек парка непосредственно вокруг Петровского дворца.

Не избежал перемены участи и Благовещенский храм. К сожалению, его история после 1917 г. практически не изучена. Многие сведения дошли до нас только в виде устных рассказов.

Настоятелем храма до своей кончины в 1929 г. оставался митрофорный протоиерей Петр Сперанский, зять служившего до него о. Сергия Беляева. О. Петр репрессирован не был, он умер в возрасте 69 лет, место его захоронения на старом Лазаревском кладбище не сохранилось. После него настоятелем стал протоиерей Авенир Александрович Полозов, уроженец Москвы. После закрытия Благовещенского храма он служил в храме при Даниловском кладбище, где и был похоронен. Скончался о. Авенир 1 сентября 1936 г. Известно также, что диаконом в храме был о. Александр Третьяков.

Точной даты закрытия Благовещенского храма мы не знаем. Предположительно это произошло в 1934 г. Церковное здание было передано академии им. Жуковского, которая располагалась в бывшем Петровском дворце, и превращено в склад мебели и продуктов. Вся обстановка, иконы и утварь бесследно исчезли. Почти полностью была утрачена роспись стен и сводов, по композиции "Благовещение" прошла электропроводка. Основным разрушениям храм подвергся в 1950-60-е гг., когда были разобраны его ограда и крыльцо, сняты кресты и главы, в помещении храма надстроены вторые ярусы, заложены арки.

Колокольню приспособили для устройства подвесного крана. Все деревянные церковные дома были уничтожены, в кирпичном доме причта разместилась ГАИ районного УВД. На стрелке улиц построили пивной бар.

25 сентября 1991 г., после долгих переговоров, Военно-воздушная академия освободила здание храма и передала его Русской Православной Церкви - приходу Святителя Митрофана Воронежского (настоятель протоиерей Димитрий Смирнов).

29 сентября в нижнем храме впервые за долгие годы состоялась Божественная литургия.

Силами прихода начались восстановительные работы. Большого труда общине стоило получить дом причта, но в 1995 г. госавтоинспекция все-таки освободила занимаемое помещение. Не менее сложно оказалось убрать с церковной территории пивной бар. Теперь храм получил весь участок, который принадлежал ему до революции. Церковное здание было восстановлено под руководством приходского архитектора С. Я. Кузнецова. Храм, приделы и колокольню венчают золоченые главы. На фасаде помещены мозаики работы В. И. Антипкина - изображения святителей Филарета Московского и патриарха Тихона. Восстановлено крыльцо, заново устроен белокаменный портал. В честь 2000-летия Рождества Христова на колокольне установлен новый колокол. Завершена работа над внутренним убранством храма, устроены новые иконостасы. В нижнем этаже отреставрирована стенная роспись, в куполе верхнего храма сделан мозаичный крест. В верхнем храме и приделах Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы и преподобных Ксенофонта и Марии со чадами выложены гранитные полы. В доме причта проведена реконструкция и надстроен 3-й этаж.

28 августа 1997 г. внучка о. Авенира Полозова Нина Николаевна Куркина принесла в храм семейную икону Иверской Божией Матери. Батюшка завещал передать ее в дар Благовещенскому храму, когда он будет вновь открыт для богослужения.

13 сентября 1997 года состоялись торжества в честь 150-летия храма. Перед Божественной литургией Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, архиепископ Истринский Арсений, архиепископ Солнечногорский Сергий, управляющий делами Московской Патриархии, и епископ Орехово-Зуевский Алексий освятили полным архиерейским чином все четыре престола.

Приход храмов Благовещения Пресвятой Богородицы и Святителя Митрофана Воронежского ведет обширную социальную и просветительскую работу. В нем созданы воскресная и общеобразовательная школы; огласительные катехизаторские курсы для готовящихся к Святому Крещению; Сестричество во имя преподобномученицы великой княгини Елизаветы; богадельня; Православный медико-просветительский центр "Жизнь"; детский дом "Павлин"; работают реставрационная, швейная и столярная мастерские; издательство Сестричества выпускает православную литературу.

Публикация подготовлена Светланой Леонидовной Малофеевой.




Copyright © МАСЛОВКА - художники, картины, биографии, фотографии. Живопись, рисунок, скульптура. 20-й век Все права защищены.

Опубликовано: 2005-02-28 (7899 Прочтено)

[ Назад ]
Content ©
® При использовании любого материала с данного сайта ссылка на www.moyamaslovka.ru, обязательна.



Абаляев И. М., Абдуллаев А. А., Абегян М. М., Авилов М. И., Агалакова Л. Н., Агафонов Е. А., Адамович М. М., Адливанкин С. Я., Айзенберг Н. Е., Айзенштадт М. Б., Акимов Н. П., Аксельрод М. М., Аладжалов М. Х., Александрова Т. Б., Алешин С. С., Алфеевский В. С., Альтман Н. И., Алякринский П. А., Амосова-Бунак О. Ф., Андерсон В. П., Андреев К. В., Андреев Н. А., Андрианов П. Н., Анненков Ю. П., Антонов С. Н., Аптер Я. Н., Аралов В. Н., Арапов А. А., Арендт А. А., Арендт М. Ю., Арендт Н. Ю., Аринин М. А., Архипов А. Е., Афанасьева Е. А., Афанасьева Н. В., Ашкенази М. М., Бабич-Остовская А. Г., Бабурин М. Ф., Баженова З. В., Бакулина Л. Г., Баранов-Россине В. Д., Барт В. С., Басманов П. И., Бебутова Е. М., Безин И. К., Белаковская В. М., Белкин В. П., Белютин Э. М., Беляев В. П., Белянин Н. Я., Бенуа А. Н., Берггольц Р. А., Берендгоф Г. С., Бехтеев В. Г., Бибиков Г. Н., Билибин И. Я., Бирштейн М. А., Биткин Е. П., Бобровский Г. М., Богаевский К. Ф., Богатов Н. А., Богородский Ф. С., Браговский Э. Г., Браз О. Э., Брей А. А., Бродская Л. И., Бродский И. И., Бромирский П. И., Бруни Л. А., Бруни Т.Г., Брускетти-Митрохина А. Я., Бубнов А. П., Бубнов В. А., Бубнова В. Д., Будо П. В., Буланкин В. С., Бурыкин А. К., Бушинский С. Н., Бушмелев Г. Н., Быховский А. Я., Васнецов А. М., Васнецов В. М., Васнецов Ю. А., Ватагин В. А., Ведерников А. С., Ведерников Б. А., Вейсберг В. Г., Вепринцева С. Г., Верейский Г. С., Визин Э. П., Викулов Ф. В., Вильямс П. В., Виноградов С. А., Владимирский Б. Е., Володин М. Ф., Вроблевский К. Х., Вялов К. А., Гайдукевич М. З., Гапоненко Т. Г., Гейденрейх Р. Э., Герасимов С. В., Гильдебрандт О. Н., Гиневский А. О., Глебова Т. Н., Годлевский И. И., Головин А. Я., Голополосов Б. А., Голубкина А. С., Голубятников П. К., Гончаров А. Д., Гольц Г. П., Гордон Г. М., Горелов Г. Н., Горлов Н. Н., Горский А. П., Горшман М. Х., Горюшкин-Сорокопудов И. С., Грабарь И. Э., Гранавцева М. С., Греков М. Б., Гремитских В. Г., Григорьев А. И., Григорьев Б. Д., Григорьев В. И., Гринберг В. А., Грицай А. М., Грубе А. В., Грубе Н. А., Губин В. И., Гудиашвили Л., Гуревич М. Л., Гусятинский А. М., Девинов-Нюренберг Д. М., Дейнека А. А., Делла-Вос-Кардовская О. Л., Дмитриев В. В., Добролюбов В. П., Добролюбов П. В., Добужинский М. В., Домогацкий В. Н., Досекин Н. В., Древин А. Д., Дрезнина В. А., Дрючин Н. И., Дудник С. И., Духина В. В., Егоров Е. В., Егорова М. А., Емельянов Н. Д., Ермолаев Б. Н., Ермолаева В. М., Ефанов В. П., Ефимов И. С., Загоскин Д. Е., Зайцев Н. Е., Зверев А. Т., Зельдович Е. Н., Земенков Б. С., Зернова Е. С., Зоммер Р. К., Иванов А. Т., Иванов В. И., Иванов Г. И., Иванов П. В., Иванова А. Н., Иванова М. В., Ивановский И. В., Игумнов А. И., Игумнов С. Д., Идельсон Р. В., Ильин Е. В., Иогансон Б. В., Истомин К. Н., Ишмаметов Э. Д., Казенин Л. А., Калинин В. Г., Калмаков Н. К., Калмыков С. И., Каневский А. М., Капитанова Ю. Г., Каплан А. Л., Каптерев В. В., Карнеев М. Д., Касаткин Н. А., Кацман Е. А., Кашина Н. В., Кашина-Памятных Н. В., Кашкин В. И., Кибальников А. П., Кибардин Г. В., Кибрик Е. А., Кизевальтер В. С., Киплик Д. И., Кириллов С. А., Китайка К. Д., Кичигин М. А., Кишиневский С. Я., Классон Е. Р., Клюн И. В., Кожевникова-Котова З. А., Козлов А. Н., Козлинский В. И., Козочкин Н. С., Кокорева Е. Я., Кокорекин А. А., Колесников И. Ф., Кольцова-Бычкова А. Г., Коляда С. А., Комарденков В. П., Конашевич В. М., Коненков С. Т., Коновалов В. Я., Константинова Л. Ю., Кончаловский П. П., Комаровский В. А., Коржев Г. М., Корин А. М., Коробов А. А., Коровин К. А., Коротеев В. А., Костанди К. К., Костров Н. И., Костюхин Г. В., Костяницын В. Н., Котов П. И., Кравцов А. А., Крайц П. Б., Краснопевцев Д. М., Крашенинников А. В., Кропивницкая В. Е., Кропивницкий Е. Л., Кропивницкий Л. Е., Кругликова Е. С., Крутов Н. П., Крымов Н. П., Кудряшов О. А., Кузнецов П. В., Кузнецов-Волжский М. А., Кузнецов М. И., Кузнецова А. В., Кузнецова А. Д., Кузнецова-Кичигина В. Е., Кугач Ю. П., Куклинский С. И., Кулагин А. А., Кулешов И. Д., Купервассер Т. И., Купреянов Н. Н., Купцов В. В., Куренной А. А., Кустодиев Б. М., Лабас А. А., Лаков Н. А., Лансере Е. Е., Лапин Л. П., Лаптев А. М., Лапшин Н. Ф., Лебедев В. В., Лебедева С. Д., Лебедева Т. А., Леванидов В. И., Левина-Розенгольц Е. П., Лентулов А. В., Лехт Ф. К., Либерман З. Р., Лизак И. Л., Лисицкий Э., Литвиненко Л. А., Лобанов А. В., Лозовой Н. Г., Лопатина В. В., Лопатников Д. Н., Лузгин П. В., Лукомский И. А., Луппов С. М., Лысенко А. Г., Лысенко А. С., Лысенко Л. А., Львов Е. А., Львов П. И., Маврина Т. А., Маковский А. В., Максимов К. М., Малеина Е. А., Марченко Т. М., Мастеркова Л. Я., Масютин В. Н., Матвеев А. Т., Машков И. И., Мельников Г. Я., Мидлер В. М., Мигаев В. Ф., Милютина В. В., Митрохин Д. И., Митурич П. В., Михеев Ф. М., Мограчев С. З., Молчанов К. М., Морозов А. И., Морозов К. Ф., Мотовилов Г. И., Мочальский Д. К., Муравин Л. Д., Мухин С. Г., Мухина В. И., Набокова В. И., Назаренко Т. Г., Назаревская Г. А., Накаряков А. К., Недбайло М. И., Немухин В. Н., Нерода Г. В., Нестеров М. В., Нечитайло В. К., Нивинский И. И., Николас Папулис, Никонов Н. М., Никритин С. Б., Нисс-Гольдман Н. И., Нисский Г. Г., Новиков А. Н., Новиков М. В., Новиков Н. Ф., Ногаевская Е. В., Носов А. Ф., Нюренберг А. М., Окороков Б. В., Окс Е. Б., Орановский Е. В., Орехова В. А., Орлова В. А., Осмеркин А. А., Осолодков П. А., Остроумова-Лебедева А. П., Павловский С. А., Павлычев В. И., Падалицын Н. И., Пакулин В. В., Папикян А. С., Папикян К. А., Пахомов А. Ф., Петрицкий А. Г., Перуцкий М. С., Петренко П. А., Петров А. В., Петров Б. Л., Петров-Водкин К. С., Петровичев П. И., Пименов Ю. И., Пластов А. А., Платунова А. Г., Плотнов А. И., Подковыров А. Ф., Покаржевский П. Д., Полищук Ф. И., Поляков И. А., Поманский А. А., Попкова И. В., Попов И. А., Попов Н. Н., Потапова О. А., Почиталов В. В., Пророков Б. И., Рабинович И. М., Радаков А. А., Радимов П. А., Радлов Н. Э., Радоман И. В., Райская М. И., Раубе-Горчилина М. В., Решетников Ф. П., Родченко А. М., Ромадин М. Н., Ромадин Н. М., Рубинский И. П., Рубинский П. И., Рубинштейн Д. И., Рудаков К. И., Рыбченков Б. Ф., Рылов А. А., Ряжский Г. Г., Савинов А. И., Савченкова М. В., Садков В. Н., Самокиш Н. С., Самохвалов А. Н., Сарьян М. С., Сварог В. С., Свешников Б. П., Сергеева Н. А., Сидур В. А., Синезубов Н. В., Слепышев А. С., Соколов М. К., Соколов-Скаля П. П., Соколова Т. М., Соломин Н. К., Сорокин И. В., Сотников А. Г., Софронова А. Ф., Стекольщиков А. В., Стекольщиков В. К., Степанов А. С., Степанова В. Ф., Стерлигов В. В., Стожаров В. Ф., Судаков П. Ф., Суханов А. Ф., Тавасиев С. Д., Татлин В. Е., Тегин Д. К., Тенета В. А., Терещенко В. С., Терещенко Н. И., Тимошенко Л. Я., Турецкий Б. З., Тутунов А. А., Тырса Н. А., Тышлер А. Г., Удальцова Н. А., Успенский А.А., Уткин П. С., Фаворский В. А., Фалилеев В. Д., Фальк Р. Р., Федотов В., Филонов П. Н., Финогенов К. И., Финогенова М. К., Френц Р. Р., Харьковский А. М., Хвостенко В. В., Ходасевич В. М., Цейтлин Г. И., Цириготи Н. Г., Цыплаков В. Г., Цыплаков-Таежный Г. В., Чашников И. Д., Чернышев Н. М., Чернышова Е. Н., Чуйков И. С., Чуйков С. А., Чулович М. В., Шагал М. З., Шварцман М. М., Шевченко А. В., Шегаль Г. М., Шелов В. Б., Щеглов Е. Б., Шелковский И. С., Шмаринов Д. А., Шмаров П. Д., Шполянский Г. П., Штеренберг Д. П., Шурпин С. Ф., Шурпин Ф. С., Шурпина-Браун Л. С., Щекотов Н. М., Щербиновский Д. А., Эберлинг А. Р., Экстер А. А., Эндер Б. В., Эрьзя С. Д., Эфрос Г. Г., Юон К. Ф., Юрлов В. И., Яковлев А. А., Яковлев Б. Н. , Яковлев В. Н., Якулов Г. Б., Янкилевский В. Б.



В этом разделе представлены новости ( рубрики: выставка, салон, аукцион, рынок ). Секция публицистика знакомит с содержанием рубрик история и теория искусства, статьи о художниках, воспоминания, критика . Отдельные статьи посвящены конкретному анализу творчества: стиль, концепция, тенденция, палитра . В целом представлено советское искусство – живопись, рисунок и акварели ( графика ), скульптура, гравюра, книжная иллюстрация, плакат, статьи о художниках, биография и фотоархив художников советского периода, чьи картины ( пейзажи, натюрморты, портреты ) экспонирует Третьяковская галерея, каждый региональный музей и галереи в РФ, собравшие в советский период и хранящие памятники советского творчества – романтический и социалистический реализм, как часть истории культуры страны. Скульпторы, графики, живописцы … - любого из представленных на сайте художников, будь то пейзажист, портретист, анималист, маринист, карикатурист или баталист, объединяет классическая художественная школа . Прежде чем приступать к картине они учились рисовать, осваивали эскиз и этюды, изучали репродукции великих мастеров. Их художественные произведения – романтические, традиционный русский реализм, символические или агитационные - это огромное многожанровое культурное наследие, и каждый жанр это классика по уровню исполнения. Советская живопись и в целом изобразительное искусство - это и школа, и биография, и история, и культура нашего недавнего времени.

Открытие страницы: 0.205 секунды